Сергей Мирошкин: «На мусоре можно зарабатывать в пользу горожан»

12.03.2014

Генеральный консул Венгрии в Екатеринбурге предложил построить в Омске мусороперерабатывающий завод. Венгры не первые, кто желает помочь Омску "с уборкой", - были уже и чехи, и французы, и итальянцы, и американцы, а воз и ныне там. По данным мэрии, промышленными и бытовыми отходами занято 400 гектаров городских земель, и это число растет с каждым днем. По мнению Сергея Мирошкина, директора ООО "Регион 55", борьбе с мусором не способствует политика городской администрации.

– Сергей Александрович, вы считаете, что мусорный кризис – явление, реальное в Омске?

– Вполне. Высота верхних точек Кировского и Ленинского полигонов – около 50 метров, то есть мусорные горы уже выше самых высоких зданий Омска. Полигоны старые – Ленинскому, к примеру, больше 60 лет. Они не соответствуют стандартам, установленным законом «Об охране окружа­ющей среды». По закону о местном самоуправлении забота о санитарно-эпидемиологическом благополучии жителей Омска возложена на мэрию, в частности за надлежащее обращение с отходами. А по федеральному закону «Об отходах производства и потребления» запрещается захоронение ТБО IV-V классов опасности в границах населенных пунктов. Понятно, что вреда от полигонов, по сути явля­ющихся санкционированными свалками, много. Но ясно, что и закрыть их нельзя. куда девать-то? Но почему-то не формируется участок под новый полигон, не оформляется проектная документация. Нет попыток уменьшить размеры мусорных гор.

– Каким образом, ведь объем промышленных и бытовых отходов не уменьшается?

– В Омске широко используется один вид утилизации – захоронение, когда мусор просто сваливается на полигоны и засыпается грунтом. При этом практически половина того, что закапывается в землю – полезные фракции: гофрокартон, пэт-бутылки, полиэтилен, лом металла, древесина. Все это можно перерабатывать, оставляя к захоронению 30-40% от того, что сейчас.

– Для экологии это было бы, конечно, лучше. А для экономики?

– Европейцы еще в 90-х годах прошлого столетия пришли к заключению, что сортировка мусора может приносить неплохой доход в казну государства. Пластик, бумага, картон, стекло – все это собирается отдельно. Из пищевых отходов вырабатывается биогаз. Ценное вторсырье – металлы. В Японии уже 90% используемого сырья является вторичным. В России же это показатель пока лишь 10%.

– То есть не только Омск под угрозой мусорного кризиса?

– Именно поэтому разработана федеральная «Комплексная программа модернизации и реформирования жилищно-коммунального хозяйства», включающая комплекс мер по модернизации систем сбора и утилизации твердых бытовых отходов. И региональные программы давно реализуются в Республиках Карелия и Калмыкия, Ростовской, Самарской и Свердловской областях. Мусоросортировочные заводы появились в Сибири – в Красноярске, Новосибирске.

– В Омске тоже последние лет 10 идут разговоры о предстоящем строительстве то мусороперерабатыва­ющего, то мусоросортировочного заводов, средства выделяются…

– Только почему-то дальше разговоров дело не идет. Западные инвесторы, грандиозные планы… Это больше похоже на пиар-акции. Да не пойдут к нам западные инвесторы – регион нестабильный. Я бы еще понял, если бы это были датчане или шведы, они хотя бы знают, что значит сбор и доставка мусора в 30-градусный мороз. Мусоросжигающий завод вообще не нужен. Чтобы отходы при сжигании не давали вредных выбросов, требуется очень высокая температура горения, то есть огромное количество энергии. А значит, стоимость утилизации ­возрастет. Теоретически энергию от сжигания ТБО можно использовать, но потребуются новые электросети и теплотрассы, а это тоже немалые деньги.

– А мусороперерабатывающий нужен?

– Нужен, но ведь не обязательно сразу строить нечто грандиозное, охватывая весь город. Можно начать с сортировочной установки на одном полигоне, запущенной в качестве пилотного проекта. Если хотя бы картон выбирать, уже деньги не закапывались бы в землю. Тем более что есть в Омске предприятия, занимающиеся переработкой вторсырья. Потом можно и до перерабатывающего комплекса дойти. Причем не так это и дорого – миллионов в 50 бы стало, но ведь и ­окупилось бы. Нет у города таких денег, нет у бизнесменов. Но вполне реально сделать это вместе на условиях софинансирования, субсидирования, кредитования.

– У бизнесменов тоже нет таких денег?

– На омском рынке сбора, доставки и утилизации мусора есть два крупных игрока, имеющих свой транспорт и, что еще более важно, свои полигоны. То есть не совсем, конечно, свои. В 2006 году оба городских полигона – Кировский и Ленинский – были переданы на правах аренды коммерческим организациям: компаниям «ЭкоТранс», ныне «ЭкоТехнологии», и «Норма Плюс», входящей в производственную компанию «Чистый город». Можно сказать, они монополисты утилизации. Остальные – вроде «Региона 55», «ЖКХ-Сервис плюс», «Ската» – занимаются только сбором и транспортировкой. Не буду говорить за коллег, но мы бы занялись сортировкой, если бы существовала программа софинансирования. Своих средств у нас не хватит. Но дело не только в деньгах. Кто же нам даст на чужой территории ставить свою установку? Когда мы входили на этот рынок три года назад, были попытки выставить нам непомерную цену за утилизацию или вовсе не пустить на полигон. Приходилось мусор разгружать на своей территории, обращаться в антимонопольный комитет, милицию.

– Почему же «монополисты утилизации» не занимаются сорти­ровкой?

– Ну почему не занимаются? Генеральный директор группы предприятий «Чистый город» Виталий Путинцев уже который год объявляет о планах строительства мусороперерабатывающего завода. Не похоже, что «ЭкоТехнологии» и «Норма Плюс» заинтересованы в установке подобных комплексов. Не надо, видимо, это и без того прибыльный бизнес. Тут непонятно другое – почему городская администрация вообще отдала оба полигона коммерсантам? Почему не попыталась заработать на этом сама? Учитывая, что существует немало федеральных экологических, энергосберегающих программ, можно было давно построить новые полигоны, отвечающие санитарным и экологическим нормам. Проблема-то социальная. Виталий Петрович, кстати, член двух комитетов Омского горсовета: по вопросам ЖКХ и по вопросам муниципальной собственности. То есть нельзя сказать, что власть о мусорных проблемах не знает. Насколько мне известно, директор компании «ЭкоТехнологии» – ближайший сосед вице-губернатора Омской области Юрия Гамбурга, живут стена в стену. Но ощущения, что городские власти смотрят в будущее, нет.

– Вам не кажется странным, что в Новосибирске тариф на утилизацию мусора ровно в два раза меньше, чем тот, что утвержден РЭК Омской области: 45 рублей за кубометр?

– Региональная энергетическая компания, утверждая цены, ­опирается на цифры, назначенные арендаторами полигонов. При прочих равных условиях в Омской области тариф на утилизацию мусора на 2014-2016 годы составляет 90 рублей за кубометр, в Новосибирской области – 45. Департамент по тарифам Новосибирской области регулирует и стоимость транспортировки мусора – от 150 до 200 рублей. Такова она и у нас, но ее назначают сами перевозчики. При этом новосибирцы благодаря низкому тарифу за утилизацию повышают качество оказания услуги. Например, устанавливают не страшные железные бачки, как у нас, а евроконтейнеры из качественного пластика с крышками. Закупают современные мусоровозы SCANIA с задней загрузкой, в которые эти контейнеры аккуратно закатываются. Это совсем не похоже на привычную для Омска картину – погрузчик цепляет железный контейнер, переворачивает его над кузовом, а в это время его содержимое разлетается по всей округе. Новосибирск – действительно чистый город, и это достигнуто совместными усилиями жителей, власти, бизнеса. У нас даже руководителей фирм по сбору и транспортировки ТБО давно перестали приглашать на совещания в мэрию. Город задыхается, денег нет, хотя весь мир давно понял, что на мусоре можно зарабатывать. Причем в пользу горожан, а не нескольких компаний.

СПРАВКА

ООО «Регион 55» основано осенью 2010 года руководством научно-производственного предприятия «Монтаж-проект». Основная сфера деятельности – строительство. В омской сфере сбора и переработки ТБО занимает, по собственным оценкам, примерно 15% рынка. Имеет свой автопарк из 8 машин. Количество сотрудников – 32 человека. Основные клиенты – предприятия. Обслуживает около 300 коммерческих организаций, в том числе ОАО «Газпром», ООО «Топ Лайн», правительство Омской области, сеть магазинов «Магнит».

«Бизнес-курс», Наталья Яковлева